<<
>>

Вступление в брак и создание семьи как сущностная составляющая ценностных традиций женского воспитания

Целью данного параграфа является исследование традиционной установки на семью и вступление в брак, анализ и интерпретация образа жизни шведской девушки до вступления в брак: ее стремление к созданию семьи, традиционные нормы поведения, принятые в шведском крестьянском обществе XIX в., предсвадебный период, свадебные обычаи и обряды, а также семейные обычаи, касающиеся порядка и условий заключения брака.

Наибольший интерес в рамках данного исследования вызвали работы Л. Бондесон, Н.-А. Брингеус, Е. Водовозовой, Я. Кулаковой-Грот, А.С. Кэльвермарк, У. Лёфгрен, C. Лундваль, А. Лутткенс, Х. Медлиус, C. Свэрдстрёма, Л. Хагберг, А.Ф. Швейгер-Лерхенфельд.

Анализ литературы показал (Т. Березина, У. Лёфгрен, Б. Лосман и др.), что положение молодой девушки в кругу семьи в своей половозрастной группе и в приходе определяли нормы семейно-свадебной обрядности. Свадьба как переходный период девушки во взрослую жизнь была самым торжественным, затейливым и поэтическим из всех семейных обрядов. Она обладала большим педагогическим потенциалом, служила сохранению самобытности национальной культуры и воспитания. Как переходный период в жизни девушки во взрослую жизнь, свадьба считалась его счастливым концом. Значительная часть жизни будущей невесты являлась подготовкой к семейной жизни, которая заключалась в формировании у молодой девушки хозяйственно­бытовых умений и навыков, потребности в рождении и воспитании детей и соблюдении морально-этических норм поведения.

В научной литературе существует две противоположные точки зрения на проблему выбора партнера и вступление в брак в доиндустриальной Швеции [202, С. 424; 378, С. 240-242]. Некоторые ученые считают, что для большинства вступающих в брак шведских крестьян основным мотивом был экономический фактор. У.Лёфгрен приводит следующие аргументы: идеи романтической любви и эмоциональной близости были чужды крестьянской культуре.

Это не означает, что не существовало близости между мужчиной и женщиной; но в основе ее лежал тот факт, что женатая пара была тесно спаянной семейно­хозяйственной единицей производства. Для крестьян вступление в брак было необходимым условием, чтобы стать владельцем крестьянского двора или унаследовать от родителей хозяйство. Необходимость вместе с супругом вести крестьянское хозяйство определяла поведение в отношении потенциального супруга. Такое представление о семье как совместной общности внушалось с детства, часто в форме стереотипных повторений. Матери обычно повторяли: «Любовь должна прийти позже». Отцы давали совет сыновьям: «Never look at the lassies in the church door, but when they’ re (working) in the dunghill»- «Никогда не смотри на девчонок в церкви, но смотри, когда они работают в навозной куче» [297, C.238]. Крестьянское хозяйство основывалось также в значительной степени на разделении труда в соответствии с полом и возрастом. Эти факторы способствовали тому, что брак рассматривался крестьянами не только как новая семейно-хозяйственная ячейка, но как новая единица управления земельными ресурсами, скотом и сельскохозяйственными орудиями труда. Эти предпосылки делают очевидным тот факт, что в выборе брачного партнера приоритет отдавался экономическим соображениям относительно эмоциональных предпочтений [377, C.30].

В исследованиях Б. Лилльеваль, Г. Карлссон высказывается противоположная точка зрения насчет того, что в традиционном крестьянском обществе при выборе партнера физическая привлекательность или личное обаяние партнера играли важную роль. Б. Лилльеваль, комментируя данные первоисточников, основной корпус которых составили автобиографические воспоминания, сообщает, что главным мотивом для вступления в брак и планирования свадьбы для мужчин были «чувства», которые, однако, по- разному, понимались респондентами. Для некоторых из них был брак невозможен без «пылающей любви» к девушке, «колдовской любви», «сердечной болезни» по отношению к выбранной подруге; другие называли «доверие», «понимание», «уважение», «симпатию» как чувства, на которых выстраивались взаимоотношения.

Многие авторы, которые оставили личные воспоминания о юности и прожитой жизни, изученной в научной работе Б.

Лилльеваль, отождествляли «den lyckliga aktenskapet med den lyckade аукоштап»-«счаетливый брак со счастливыми детьми. Среди женских достоинств, оцененных ими в выборе будущей супруги, назывались (среди внутренних и внешних свойств) красота, добродетельность, простота, миловидность, сообразительность, целомудренность, трудолюбие, целеустремленность, религиозность, трезвенность и др. [368, C.267-269].

Как указывает Гуннель Карлссон, шла любви иногда преодолевала все другие обстоятельства. По мнению автора, мир счастливой или несчастной любви изображался на протяжении веков в шведской литературе: в стихах, балладах, мифах и сагах. В этом мире женщины, по сравнению с мужчинами, всегда были более искусны, могущественны и сильны. По мнению исследовательницы, распространение христианства способствовало тому, что мнение женщины, ее согласие на брак стали иметь значение. Брак стал долговременным союзом. Однако, отмечает Г. Карлссон, существующие общественные и юридические нормы также являлись причиной, вынуждавшей девушку давать согласие на брак [336, С.38-39].

Одной из нормативных установок в выборе брачного партнера в крестьянском обществе в Швеции XIX в. был контроль родителей, которые ограничивали, а иногда и диктовали кандидатуру будущего мужа. Как показал анализ литературы [323, C. 115-117; 386, С.154; 392, С. 103-106], в южных областях Швеции существовал строгий надзор за выбором жениха, и связанный с этим родительский надзор за добрачными сексуальными контактами. Ухаживания носили формальный характер, а свадьба становилась результатом долгого и ответственного планирования. Роль будущего партнера при такой тщательной организации имела тенденцию быть пассивной. Родители сами оценивали, изучали и выбирали подходящую кандидатуру по соседству, и в первоначальном обсуждении предстоящей свадьбы предусматривалось участие родителей и детей. Учитывались интересы обеих сторон, оговаривался размер приданого.

Если одобрение происходило с двух сторон, то предстояла формальная церемония обручения и через определённый промежуток времени

следовала свадьба.

Совершенно другая стратегия и модель добрачного ухаживания была характерна для средней части (области Dalama) и в северных районах (Norrland) Швеции в XIX в., где родительское вмешательство, контроль добрачного поведения были значительно менее заметнее. Для этих областей Швеции было характерно так называемое «night сош1т§»-«ночное ухаживание». Д. Фредлунд описывает «ночное ухаживание» следующим образом: «Пару раз в неделю группа молодых парней собирались вместе для того, чтобы навестить девушек, которые оставались одни ночевать на сеновалах во время уборки урожая или далеко от селений в летних домиках, куда они отправлялись пасти скот. Когда пара оставалась одна, то юноша и девушка долго обсуждали события, произошедшие в деревне за последние дни. Парень угощал девушку карамелью, иногда предлагал глоток вина. Иногда девушка, ожидавшая появление приятеля, заранее готовила кофе» [323, C. 115-117]. Д. Фредлунд отмечает, что парень, как правило, никогда не задавал прямого вопроса об отношении к нему девушки. Обычно он оставлял карманные часы в качестве залога. Если часы висели в голове кровати во время следующего его посещения, то парень мог рассчитывать на благосклонность возлюбленной. Случись часам лежать в углу комнаты, надежды на взаимность можно было не ждать. По мнению Д. Фредлунд, традиция «ночного ухаживания» давала молодежи лучше узнать друг друга, так как день был наполнен работой. В то время, когда парень оставался на ночь у девушки, он мог расположиться с нею на постели. Но, в соответствии с принятыми в обществе традициями, он мог раздеть только сапоги и пиджак. Добрачные половые связи допускались только тем, кто уже договорился о помолвке [323, C.115-117].

Как показал анализ литературы [392, С. 103-104; 348, C.53-54; 380, С.198], молодежь сама подвергала остракизму тех, кто нарушал «неписаные законы» добрачного поведения.

Как указывает Ингер Лёвкруна, девушка, которая «проспала свою честь», уже не принимала ночные ухаживания парней. Парень, который не хотел жениться по каким-либо причинам на забеременевшей

девушке, исключался из компании, с ним переставали дружить.

Как указывает Анн-Софие Кэлвемарк в научной работе «Добрачные связи и модели брака в 1800-х годах в Швеции», добрачное, как и внебрачное сексуальное сожительство было преследуемо и наказуемо в соответствии со шведским законодательством. Законами 1686, 1734 гг. за это предусматривался штраф и церковное покаяние. При рождении ребенка до свадьбы родители обязаны были платить налог в пользу церкви [359, C.182]. Церковь принимала помолвку как церемонию, гарантирующую свадьбу в будущем [359, C.182].

Как показал анализ литературы [359, C.136, 180-199; 371, С. 192-213; 375, С. 104-110], свадьба в доиндустриальной Швеции представляла собой торжественный обряд, заполненный песнями, танцами, приговорами и причитаниями, занимавший несколько дней, а то и недель. Перед свадьбой жених и невеста совершали обряд обручения, на который приглашали родных и друзей. В присутствии собравшихся, обменивались кольцами в знак их взаимного обязательства в скором времени стать женихом и невестой. Обручение происходило обязательно со священником, что придавало законную форму событию. После завершения обряда жених обычно дарил невесте молитвенник с вытесненным на переплете золотым сердцем или изречениями из Библии, подобранными к данному случаю.

Брак, в большинстве случаев, совершался спустя несколько месяцев, а то и года. В церкви происходил обряд венчания, к которому готовились за несколько месяцев. Свадебные пиршества продолжались несколько дней и были сопряжены с большими издержками для семьи. Как со стороны жениха, так и со стороны невесты родители не скупились, готовясь к свадьбе. Необходимо было приготовить запас напитков, напечь много свадебных караваев, замариновать мясо, и всего этого недостаточно было для предусмотренного огромного количества родственников и гостей.

Поэтому принято было на свадьбу приносить свои съестные припасы.

В обязанности невесты до свадьбы входила забота о свадебном наряде. Престижным считалось в качестве подарка получить семейный сундук, в котором от поколения к поколению хранился и передавался свадебный наряд: инициалы и даты на сундуке говорили о том, кому он принадлежал. Невеста готовила также наряд для жениха: она должна была сшить и вышить его свадебную рубаху. В назначенный для свадьбы день к невесте приходила ее замужняя сестра и помогала ей одеться. Женщины и девушки-родственницы невесты-тоже могли участвовать в этой церемонии, которая происходила в доме жениха, в самой большой комнате перед зеркалом, куда вносился старый сундук с семейными украшениями для невесты: ремешок для короны, кружевной воротник, брошь, кольца.

Наряд невесты варьировался в зависимости от местности, где жила девушка. Во многих районах было принято просить родовое свадебное платье и серебряный свадебный венец у богатой соседки, для которой считалось почетным делом одеть невесту. В зависимости от местности на невесте можно было увидеть красный корсаж с широкими полотняными рукавами, вышитый золотом. В других местностях свадебный наряд состоял из черного шелкового платья, украшенного пестрыми лентами, серебряными украшениями и искусственными цветами, на голове невесты, внезависимо от местности, красовалась корона - тяжелый серебряный церковный венец.

По мнению А.Ф. Швейгер-Лерхенфельд, «шведская невеста разодета пышно - безвкуснейшим образом. Если вошли в поговорку слова : «разодета, как крестьянская невеста», то они, видно, произошли из Швеции или вообще из северной Скандинавии. Чтобы как следует нарядить девушку необходимо, бывает обобрать все семьи в общине, и все это навешивется на голову, шею, руки и пальцы, а в особенности на шелковый корсаж. Талию невесты обвивает обыкноенно пояс, разукрашенный серебрянными погрумушками, а в один из ее башмков кладут серебрянное кольцо, с тем чтобы супруги жили богато в своем будущем хозяйстве» [280, C.565].

Свадьбы в Швеции совершались обыкновенно по воскресеньям: жених и невеста приезжали к началу службы. К концу богослужения брачная чета приближалась к алтарю, где преклоняла колена. Священник исполнял над нею обряд венчания, давая благословение на долгую и счастливую жизнь.

После венчания все отправлялись на праздничный обед, который заканчивался обычно за полночь. Кульминационным моментом на свадебном пиру было угощение так называемой невестиной кашей, сваренной из пшеничных зерен на сливках. Она подавалась на стол после того, как невеста снимала свой пышный наряд и переодевалась в костюм замужней женщины.

Таким образом, проанализировав традиции семейной обрядности в Швеции в XIX веке, мы пришли к выводу:

1. Свадьба являлась для крестьянской девушки ключевым моментом в жизни. Это было торжественное событие, которому предшествовала тщательная подготовка, как со стороны родни жениха, так и невесты. Воспитание девушки было ориентировано, главным образом, на подготовку к заключению брака.

2. Несмотря на социально-экономическую необходимость вступления крестьян в брак, считать хозяйственный расчет и имущественную стабильность единственной целью для супружества абсолютно поверхностно. Как показал анализ литературы по теме диссертационного исследования, в традиционном крестьянском обществе физическая привлекательность или личное обаяние партнера играли важную роль. Выбор супруга у шведских крестьян был, как правило, «не личным делом», касавшимся будущего жениха и невесты. Он затрагивал судьбу домашнего сообщества, преданность которому зависела от воспитания в семье, где с детства происходило формирование нравственного идеала семьянина и выработка нравственных представлений и понятий, необходимых в семейной жизни, таких как любовь, дружба, женское достоинство, заботливое отношение к членам семьи, ответственность в воспитании детей.

2.5.

<< | >>
Источник: Новикова Валентина Николаевна. Ценностные традиции женского воспитания в крестьянской семье Швеции XIX века. (Диссертация, Северный (Арктический) федеральный университет имени М.В. Ломоносова). 2015

Еще по теме Вступление в брак и создание семьи как сущностная составляющая ценностных традиций женского воспитания:

  1. Новикова Валентина Николаевна. Ценностные традиции женского воспитания в крестьянской семье Швеции XIX века. (Диссертация, Северный (Арктический) федеральный университет имени М.В. Ломоносова), 2015
  2. Статья 32. Брак, семья, материнство, отцовство и детство находятся под защитой государства.
  3. Исследование способов создания опорных нейтронных полей с различной формой энергетических спектров
  4. Статья 124. Компетенция, порядок создания и деятельности органов местного управления и
  5. Статья 145. Правительство Республики Беларусь приобретает со дня вступления в силу настоящей Конституции
  6. Фирун Константин Борисович. СОЗДАНИЕ РАСПРЕДЕЛЕННОЙ ВЫЧИСЛИТЕЛЬНОЙ СРЕДЫ НА БАЗЕ МОБИЛЬНЫХ УСТРОЙСТВ ДЛЯ РЕШЕНИЯ ЗАДАЧИ РАСПОЗНАВАНИЯ РЕЧИ И ГОЛОСА. Диссертация на соискание ученой степени кандидата технических наук. СПбГУ., 2015
  7. Статья 143. В месячный срок со дня вступления в силу настоящей Конституции Верховный Совет Республики Беларусь и Президент Республики Беларусь формируют
  8. Статья 59. Государство обязано принимать все доступные ему меры для создания внутреннего и международного порядка, необходимого для полного осуществления прав и свобод граждан Республики Беларусь, предусмотренных Конституцией.
  9. Статья 146. Президент, Парламент, Правительство в течение двух месяцев со дня вступления в силу настоящей Конституции образуют и формируют указанные в ней органы в порядке, установленном настоящей Конституцией, если
  10. *В соответствии со статьей 1 Закона Республики Беларусь «О порядке вступления в силу Конституции Республики Беларусь» вступила в силу со дня ее опубликования.
  11. Статья 19. Символами Республики Беларусь как суверенного государства являются
  12. ЧЕЛЕНКОВА ИНЕССА ЮРЬЕВНА. КОРПОРАТИВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ КАК СИСТЕМА СОЦИАЛЬНЫХ ВЗАИМОДЕЙСТВИЙ. Диссертация, СПбГУ., 2014
  13. Чернега Артем Андреевич. СОЦИАЛЬНОЕ КОНСТРУИРОВАНИЕ ТУРИСТИЧЕСКИХ ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОСТЕЙ КАК ФАКТОР РАЗВИТИЯ МАЛЫХ ГОРОДОВ РОССИИ. Диссертация на соискание ученой степени, 2016
  14. Карцева А.А.. МЕЖКУЛЬТУРНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ И ТУРИЗМ КАК МЕХАНИЗМЫ СОВРЕМЕННЫХ СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ ТРАНСФОРМАЦИЙ. Диссертация., 2015
  15. Статья 50. Каждый имеет право сохранять свою национальную принадлежность, равно как никто не может быть принужден к определению и указанию национальной принадлежности.
  16. Статья 10. Гражданину Республики Беларусь гарантируется защита и покровительство государства как на территории Беларуси, так и за ее пределами.
  17. Статья 41. Гражданам Республики Беларусь гарантируется право на труд как наиболее достойный способ самоутверждения человека,
  18. Статья 37. Граждане Республики Беларусь имеют право участвовать в решении государственных дел как непосредственно, так и через свободно избранных представителей.