<<
>>

Подходы к определению и классификации стратегических альянсов

Наряду с существованием актуальности проблемы, связанной с

формированием стратегических альянсов, стоит отметить существование проблемы, связанной со значительным разбросом мнений в определении самого этого явления.

Классификацию подходов к определению стратегических

17

альянсов можно выстроить по следующим параметрам:

- место стратегических альянсов в системе межфирменных отношений;

- стратегические цели и ресурсы партнеров;

- межфирменные структуры управления и контроля.

Различные подходы к пониманию стратегических альянсов не противоречат друг другу, а дополняют и раскрывают сущность стратегических альянсов как целостной модели.

Определение стратегических альянсов у приверженцев первого подхода базируется на традиционных концепциях рынка и конкуренции. Отсюда понятие стратегических альянсов как промежуточных межфирменных отношений более развитых, чем случайные рыночные сделки, но менее развитых, чем поглощения и слияния. М. Портер рассматривает межфирменные отношения «квазиинтеграции», выделяя коалиции, которые «идут дальше обычных торговых операций, но не доводят дело до слияния фирм»[20].

Впоследствии, подход М. Портера к определению межфирменных партнерств развили Б. Гарретт и П. Дюссож, которые уже непосредственно позиционировали подобную форму межфирменной кооперации в качестве стратегических альянсов. В рамках своего исследования они рассматривали стратегические альянсы в качестве «объединения нескольких независимых предприятий, которые намерены заняться специфическим родом производства или хотят завершить проект, используя при этом знания, материалы и другие ресурсы друг друга, вместо того чтобы:

- запустить производство самостоятельно, не разделяя ни с кем рисков и стараясь победить конкурентов;

- создать условия для слияния или присоединения компаний»[21] [22].

Определения сторонников первого подхода подразумевают варианты

долгосрочного сотрудничества компаний, но указания на стратегический характер партнерства в них не отмечается.

Второй подход предполагает наличие стратегических целей, т. е. таких целей, которые предопределяют существование фирмы и ее движение в будущее и связаны с созданием или укреплением ее конкурентного преимущества. У Р. Кулпана стратегические альянсы противопоставлены обычным партнерствам и определены как «межорганизационные соглашения, компенсирующие слабые стороны, создающие конкурентные преимущества участников и соответствующие долгосрочным стратегическим планам партнеров» (приводится по) . По Р. Спекману стратегические альянсы представляют собой «отношения тесного сотрудничества между фирмами, позволяющие реализовывать цели, которых не достичь поодиночке»[23]. Сторонники второго подхода под стратегическими альянсами понимают совместное долгосрочное сотрудничество в виде стратегического освоения ресурсов участниками альянсов.

Механизм управления и принятия решений, характерный для международной консолидации является определяющим для сторонников третьего подхода. В частности, Б. Гомеш-Кассерес определяет стратегические альянсы как «межфирменные структуры управления и контроля на основе

23

неполных контрактов , в которых каждому из самостоятельных участников доступен лишь ограниченный контроль над деятельностью альянса»[24] [25]. Партнеры по альянсу координируют действия и сотрудничают в процессе принятия решений, получают информацию как друг о друге, так и о выполнении совместных контрактов.

В отечественной литературе проблема стратегических альянсов стала подниматься исследователями с 1990-х годов. Одним из первых вопрос о стратегических альянсах как факторе, способствующем экономическому росту и технологическому прогрессу в условиях глобализации, поднял А. Дагаев. Он отмечал, что разделение возрастающих затрат на НИОКР с учетом фактора конкуренции «проще всего сделать в пределах неформально складывающихся олигополистических группировок, имеющих общие экономические интересы»[26].

Позднее, при исследовании практических примеров стратегических альянсов в автомобильной отрасли, он ввел определение стратегических альянсов, которые рассматривал в качестве «такой формы организации экономической кооперации промышленных предприятий, при которой каждая из участвующих сторон заинтересована в осуществлении взаимовыгодного сотрудничества, выступает равноправным партнером и вносит конкретный вклад в достижение общего результата, сохраняя при этом свою самостоятельность и независимость»[27]. Тем не менее, несмотря на то, что предложенное определение включает в себя достаточно подробное описание особенностей стратегических альянсов как формы межфирменной кооперации, в нем отсутствует указание на специфическую социально-экономическую категорию доверия, которая, по нашему мнению, играет в стратегических альянсах одну из ведущих ролей.

Огромный вклад в исследование сущности и принципов формирования и деятельности стратегических альянсов внесла Е. Карпухина. В рамках своей работы она провела комплексное исследование предпосылок возникновения данной формы межфирменного сотрудничества, теоретических подходов , объясняющих формирование стратегических альянсов, провела сопоставление[28] [29] [30] [31] [32] стратегических альянсов с традиционными формами централизации капитала - в

30

частности, со слияниями и поглощениями, выявила перспективные

31

направления стратегических альянсов, а также проанализировала опыт участия отечественных компаний в стратегических альянсах. По своей сути определение, предложенное Е. Карпухиной, можно отнести к первому подходу представленной выше классификации (место стратегических альянсов в системе межфирменных отношений): «Стратегические альянсы - это соглашения об относительно продолжительной кооперации двух или более партнеров для достижения коммерческих целей, идущие дальше обычных торговых операций, но не доводящие дело до слияния»[33].

Таким образом, представленное определение также нельзя назвать универсальным, так как оно акцентирует внимание лишь на одном аспекте деятельности стратегических альянсов.

Изучению сущности и принципов деятельности различных форм межфирменного сотрудничества и, в частности, проблеме стратегических альянсов также уделял внимание в своей книге С. Пивоваров. Так, он определял стратегические альянсы в качестве «относительно продолжительных по времени межорганизационных соглашений по сотрудничеству, которые предусматривают совместное использование ресурсов и/или структур управления двух или более самостоятельных организаций, расположенных в двух или более странах, для совместного выполнения задач, связанных с корпоративной миссией каждого из

них» . Данное определение стратегических альянсов объединяет в себе перечисленные выше подходы, однако оно все же не выделяет специфические характеристики, которые, как мы увидим позднее, являются ключевыми в деятельности данной формы межфирменного сотрудничества.

Вопрос предпосылок формирования и принципов функционирования стратегических альянсов с позиции неоинституционального подхода поднимает в своей работе В. Радаев. Он определяет стратегические альянсы как «деловые коалиции, основанные на устойчивых связях между независимыми партнерами, в том числе, на заключаемых ими скрытых контрактах»[34] [35] [36]. Однако, введя понятие стратегического альянса, В. Радаев акцентирует свое внимание на деловых сетях, которые представляют собой «совокупность множественных переплетенных связей в рамках более или менее разветвленной группы бизнесов, т.е. множественные стратегические альянсы» . Таким образом, непосредственным объектом его исследования являются мотивация, характеристики и проблемы взаимодействия альянсов в рамках сетей.

Рассмотрению стратегических альянсов в контексте международной маркетинговой деятельности посвящены работы Р. Ноздревой. В рамках ее статьи стратегические альянсы «предполагают, что компании - участники, оставаясь независимыми, заключают соглашение о сотрудничестве в рамках четко оговоренных сфер деятельности, в основном с целью совместного завоевания новых рынков сбыта и продвижения продукции и услуг»[37].

Несмотря на указание в своих исследованиях на гибкость структуры стратегических альянсов (в отличие от слияний и поглощений), на доверительный характер отношений между партнерами, Р. Ноздрева изучает деятельность стратегических альянсов как маркетинговой стратегии, не делая акцент на предпосылках и других мотивах формирования стратегических альянсов.

При перечислении универсальных черт, объединяющих стратегические альянсы, как правило, выделяют следующие: доверительность, долгосрочность, взаимную выгоду, совмещение важнейших деловых интересов партнеров. Однако в реальной жизни стратегические альянсы принимают разнообразные формы, для решения конкретных задач необходимо учитывать общие черты и видовые особенности альянсов, а также группировку форм, что предполагает выделение одного или нескольких базовых критериев.

Один из подходов к классификации альянсов подразумевает выделение одного базового критерия - традиционным критерием выступают отношения собственности. По Дж. Дайеру стратегические альянсы делятся на две группы:

- в одних партнерствах предполагается созданием общей собственности, когда партнеры могут создавать совместные предприятия или осуществлять инвестиции в партнерскую компанию;

- в других не планируется участия в собственности. В этом случае контрактные соглашения определяют ответственность каждого партнера, условия развития или прекращения деятельности альянса.

У Т. Даса и Б. Тенга базовым критерием также выступает собственность, но

37

они выделяют три группы партнерств:

- первые основываются на долгосрочных межфирменных контрактных соглашениях;

- вторые предполагают участие в капитале;

- третьи создают совместные предприятия.

Второй подход к классификации стратегических альянсов предполагает наличие нескольких критериев. Р. Спекман рассматривает два базовых критерия (Рис. 1):

- временной горизонт, отражающий отношение участников к продолжительности альянса (долгосрочный либо краткосрочный); [38]

- степень совместного контроля за функционированием альянса (низкая при отсутствии механизмов согласования решений, высокая при тщательной проработке контракта).

Временной горизонт альянса

Поглощения

Совместное и слияния

производство

Международные

совместные

предприятия

Поставщики в режиме наибольшего благоприятствования

Совместные

НИОКР

Разовые сделки

*■

Краткосрочный Низкая

Степень совместного контроля

38

Рис.1. Типичные формы стратегических альянсов по Р. Спекману .

Заметим, что Р. Спекман относит слияния и поглощения к «высшей» форме альянсов. В общем виде под слияниями и поглощениями подразумевают «сделки, которые предполагают передачу корпоративного контроля во всех [39]

формах, включая покупку и обмен активов» . К такого рода сделкам относятся объединения нескольких компаний в одну, скупка акций компании, продажа, поглощение, то есть любая процедура, в результате которой взамен нескольких ранее функционирующих бизнес-единиц появляется единый субъект хозяйственной жизни. В частности, согласно статье 16 Федерального закона от 26.12.1995 №208-ФЗ «Об акционерных обществах» в редакции от 28.12.2013г. «слиянием обществ признается возникновение нового общества путем передачи ему всех прав и обязанностей двух или нескольких обществ с прекращением последних»[40] [41] [42]. Понятие «поглощение» отсутствует в законе «Об акционерных обществах», однако оно раскрывается в Указе Президента РФ от 16.11.1992 №1392 «О мерах по реализации промышленной политики при приватизации государственных предприятий» в редакции от 26.03.2003г., с изменениями от 30.06.2012г.: «поглощением одного предприятия другим признается

приобретение последним контрольного пакета акций первого. При этом поглощенное предприятие признается холдинговой компанией, а поглощаемое -

41

дочерним предприятием» .

Вместе с тем, как было ранее показано в настоящей работе, стратегические альянсы по своей сути не предполагают обязательного участия партнеров в капитале друг друга, приобретения контроля над партнером или «размывания» одного партнера в другом. Таким образом, слияния и поглощения могут стать следствием стратегического альянса, но ни в коей мере не являются обязательным условием его формирования или завершения.

Внешние обстоятельства оказывают не последнее воздействие на потенциал альянсов, разные страны и деловые культуры, различные отрасли и правовые уклады, помимо интересов и ресурсов самих участников альянсов предполагают многомерность подхода к классификации альянсов. Примером такого многомерного подхода, учитывающего вариантность внешних условий, служит

классификация по Н. Вьясу (Рис. 2), принимающая во внимание отраслевую структуру, национальную идентификацию, вертикальную интеграцию, технологию и рынок, уровень развития технологий и рыночную политику.

Отраслевой

характер

Арена

Отношения

Технологии/рынок

Т ехнологическая ориентация

42

Рис. 2. Критерии группировки стратегических альянсов по Н. Вьясу .

Отраслевой характер альянса предопределяет использование типичной стратегии фирм в отрасли, при создании межотраслевого альянса существенно усложняется стыковка стратегий партнеров. [43]

С точки зрения национальной идентификации при вступлении в альянс фирм одной страны отношения регулируются национальным законодательством и национальными нормами деловой жизни. При вступлении в альянс фирм разных стран регулирование деятельности альянса требует совмещения национальных особенностей законодательств и культуры, возникает необходимость в дополнительном инвестировании в коммуникации.

Вертикальная интеграция предполагает деление альянсов по принципу «поставщик-покупатель», когда в основе межфирменных связей лежит производственная кооперация, и альянсы, не основанные на логике товаров и услуг, когда предпосылки сотрудничества варьируют в пределах от экономических выгод до совместных политических интересов.

По критерию технологии и рынок выделяют три группы альянсов: в первой группе объединяются для освоения новых технологий совместными усилиями, вторую группу составляют, объединившиеся для ускоренного захвата новых рынков, третья группа преследует и те, и другие цели. Исходя из критерия состояния технологий, альянсы либо направляют усилия на создание новых технологий либо на совершенствование уже существующих технологий, а далее согласно критерию технологической ориентации могут участвовать в создании новых товаров и услуг либо в усовершенствовании процессов. Сотрудничество рыночно ориентированных альянсов предполагает захват источников сырья, новых рынков или защиту существующих, освоение каналов распределения и сбыта.

Таким образом, стратегические альянсы предстают как добровольные соглашения между фирмами, включающие в себя обмен, распределение и совместное развитие товаров, технологий и услуг. Они могут совершаться как результат широкого спектра мотивов и целей, принимать разнообразные формы и реализовываться в горизонтальном и вертикальном направлении . Мы фокусировали внимание на содержании и классификации стратегических [44] альянсов, что отражает наши предпочтения, но отметим, что существует еще большое число исследований на эту тему, которые не попали в нашу работу.

Представленное в настоящей работе исследование подходов к феномену стратегических альянсов позволяет сделать вывод об отсутствии в современной литературе единого определения. Многообразие существующих взглядов объясняется тем, что концепция стратегических альянсов в научной и бизнес сфере продолжает свое развитие. Общей чертой всех предлагаемых подходов к определению стратегических альянсов является фокусирование исследователей на отдельных сторонах данной формы межфирменных отношений.

Принимая во внимание существующие в научной и бизнес литературе определения стратегических альянсов, в целях использования в рамках настоящей работы предлагается подход, который будет обобщать все ранее перечисленные. Подобный шаг позволит отразить в определении именно те ключевые характеристики, которые по нашему мнению будут обеспечивать возможность формирования стратегического альянса и перспективы его дальнейшей деятельности. Таким образом, в настоящей работе под стратегическими альянсами понимаются долгосрочные доверительные взаимовыгодные межфирменные отношения, которые позволяют партнерам достигать общих стратегических целей, не теряя при этом своей автономности в принятии стратегических решений.

При рассмотрении стратегического альянса с целью его реализации в рамках конкретных соглашений между фирмами, необходимо проанализировать как внешнюю среду (структура отрасли, тенденции развития, потенциальные угрозы и возможности), так и внутренний потенциал (сильные и слабые стороны, компетенции и ресурсы, конкурентные преимущества) всех партнеров. Для реализации данной цели в Таблице 1 отражены основные подходы к пониманию сущности и предпосылок формирования стратегического альянса, который будет способствовать достижению поставленных стратегических целей.

Таблица 1. Основные подходы к оценке стратегических альянсов.
Элементы развития отношений Варианты подходов Представители
Мотивы создания стратегического альянса Теория транзакционных издержек Ресурсно-ориентированная теория

Теория отраслевых рынков

«Созидательное разрушение»

Р. Коуз, О. Уильямсон Г. Хэмел, Б. Гаррет,

П. Дюссож, Ж. Тироль Дж. Хагедорн, Н.В. Пахомова, К. Рихтер Й. Шумпетер

Стратегическая

совместимость

Ресурсно-ориентированная теория

Стратегическая теория альянсов (теория стратегического управления)

К. Прахалад, Г. Хэмел Т. Дас, Б. Тенг
Культурная совместимость Стратегическая теория альянсов (теория стратегического управления) К. Омаэ, Р. Гулати, К. Харриган
Схема взаимодействия в стратегическом альянсе Тип стратегического альянса Теория транзакционных издержек Теория отраслевых рынков Р. Коуз, О. Уильямсон А. Парке, Н.В. Пахомова
Функционирование стратегического альянса Стратегическая теория альянсов (теория стратегического управления)

«Созидательное разрушение»

Б. Гомеш-Кассерес, К. Омаэ Й. Шумпетер
Тенденции развития отношений в стратегическом альянсе Стратегическая теория альянсов (теория стратегического управления) Т. Дас, Б. Тенг, А. Парке, Дж. Реер

Источник: составлено автором.

С точки зрения сторонников теории трансакционных издержек стратегические альянсы рассматриваются как успешный механизм снижения издержек, что, в первую очередь, будет предопределять мотивы фирм при вступлении в партнерство. В качестве основного положения теории исследователи выдвигали тезис о стремлении фирмы к такой форме построения отношений с партнером, который в случае оппортунистического поведения одного из них позволит снизить трансакционные издержки. Тем не менее, в рамках данного подхода не был выработан механизм отслеживания того, как издержки снижаются при формировании и функционировании стратегического альянса, и каким образом это влияет непосредственно на сам альянс[45].

Ресурсно-ориентированная теория основана на исследовании стремления партнеров усилить эффективность управления материальными и нематериальными активами всех фирм, участвующих в альянсе. С позиции представителей данного подхода фирмы формируют стратегические альянсы для достижения синергетического эффекта от объединения комплементарных активов. При этом особенно подчеркивалась важность осознания и построения ключевых компетенций при функционировании альянса. Однако и в данном подходе присутствует ограниченность, которая заключается в отсутствии моделей и механизмов построения стратегического альянса с целью получения наибольшего синергетического эффекта.

Представители теории отраслевых рынков исследовали влияние внешней среды на деятельность стратегических альянсов, а также их воздействие на конкуренцию в отрасли. В рамках данного подхода проводилось изучение кооперационных соглашений между фирмами через призму их воздействия на получение рыночной власти и степень монополизации отрасли. Несмотря на то, что данная теория полезна при исследовании деятельности стратегических альянсов в рамках конкретной отрасли, она не предлагает моделей, которые бы объясняли схему построения альянса и схему соглашений, которые будут определять механизмы взаимодействия между партнерами.

Основу концепции «созидательного разрушения» составляет предпосылка о невозможности достижения стационарного состояния равновесия. Функционирование капиталистического механизма строится на новых потребительских благах, новых способах производства и сбыта, новых рынках, новых институтах, которые создаются капиталистическими фирмами. Этот постоянный поток «созидательного разрушения», подобно мутации, реорганизует экономическую систему изнутри. Исходя из этого, стратегические альянсы и предстают своеобразным стимулом данного процесса, который является сутью капитализма.

Представители стратегической теории альянсов или теории стратегического управления исследовали стратегические альянсы исходя из тех возможностей, которые получают партнеры при его формировании и дальнейшей деятельности в качестве стратегии развития фирмы. Тем не менее, и в рамках данного подхода не удалось определить единые механизмы, которые предшествуют созданию альянса и его деятельности.

Исходя из проведенного исследования наиболее распространенных подходов к сущности и деятельности стратегических альянсов можно с уверенностью сделать вывод об отсутствии комплексной теории или подхода, который бы объяснял процессы создания и управления данной формы межфирменных отношений. Таким образом, на сегодняшний день при исследовании феномена стратегических альянсов необходимо принимать во внимание все существующие теоретические концепции, которые в совокупности отражают все их нюансы. Тем не менее, особого внимания заслуживают две концепции, которые, по мнению автора, отражают основные мотивы фирм, планирующих вступление в стратегический альянс - концепция «созидательного разрушения» Й. Шумпетера и теория трансакционных издержек.

1.1.2.

<< | >>

Еще по теме Подходы к определению и классификации стратегических альянсов:

  1. ДМИТРИЕВА ДАРЬЯ МИХАЙЛОВНА. СТРАТЕГИЧЕСКИЕ АЛЬЯНСЫ КАК ФОРМА МЕЖДУНАРОДНОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА (на примере стратегического альянса Renault-Nissan-АвтоВАЗ). ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата экономических наук. СПбГУ., 2014
  2. ПУЧКОВСКАЯ АНТОНИНА АЛЕКСЕЕВНА. МИР-СИСТЕМНЫЙ ПОДХОД И. ВАЛЛЕРСТАЙНА И ЕГО ПРИМЕНЕНИЕ В КУЛЬТУРОЛОГИИ. Диссертация, СПбГУ., 2015
  3. КАРПОВА Дарья Николаевна. РИСКИ НЕПРЕРЫВНОЙ ОНЛАЙН-КОММУНИКАЦИИ: ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ИЗУЧЕНИЮ. Диссертация на соискание степени кандидата социологических наук., 2016
  4. Определение исходного множества детекторов и стратегии отбора
  5. Статья 60. Каждому гарантируется защита его прав и свобод компетентным, независимым и беспристрастным судом в определенные законом сроки.
  6. 4.3.3 Определение спектральной чувствительности нейтронных детекторов с низкой чувствительностью к тепловым нейтронам
  7. Статья 63. Осуществление предусмотренных настоящей Конституцией прав и свобод личности может быть приостановлено только в условиях чрезвычайного или военного положения в порядке и пределах, определенных Конституцией и законом.
  8. Статья 50. Каждый имеет право сохранять свою национальную принадлежность, равно как никто не может быть принужден к определению и указанию национальной принадлежности.
  9. Малов Егор Андреевич. ФЕНОМЕН СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЕЙ: АКТОРНО-СЕТЕВОЙ КОНТЕКСТ, ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ. Диссертация, СПбГУ., 2014
  10. Методы расчёта спектральных характеристик нейтронных детекторов
  11. Голик Андрей Александрович. Государственная политика России в отношении дальневосточного казачества в 1851-1917 гг. Диссертация( Ленинградский государственный университет имени А.С. Пушкина ), 2015
  12. Векшина Наталия Михайловна. МИССИОНЕРСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ В СИБИРИ И НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX В. Диссертация. СПбГУ., 2014
  13. Волкова Алена Игоревна. МЕТОДИКА ДИАГНОСТИКИ И ПУТИ СНИЖЕНИЯ РИСКОВ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МАЛЫХ ИННОВАЦИОННЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ НАУЧНО-ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СФЕРЫ., 2013
  14. Статья 114. Разбирательство дел во всех судах открытое.