<<
>>

Фактор культуры в деятельности международных стратегических альянсов

Фирмы, которые выходят на международный уровень деятельности, сталкиваются с необходимостью адаптации управленческих функций и механизмов построения и ведения бизнеса с учетом особенностей представителей других культур.

Согласно Г. Хофштеде «культура характеризует не индивида, а группу людей, которые имеют сопоставимый уровень образования и опыт... В отношении культуры трудового коллектива, географического региона или нации, культура отражает коллективное программирование мышления, которое разделяется этими людьми и отличается от мышления других групп, регионов или наций» .

Истоки корпоративной культуры фирмы и стратегического альянса непосредственно зависят от культурной составляющей и основаны на ее национальных особенностях. Таким образом, подходы к описанию национальных типов менеджмента и деятельности фирмы формируются на базе особенностей культуры стран и регионов мира. Одним из самых распространенных сопоставительных исследований в области формирования корпоративной культуры является подход, разработанный Г. Хофштеде. Причем, важно отметить, что подход Г. Хофштеде применим именно для сравнительной [178] характеристики различных культур, а не для выделения их абсолютных параметров.

Основные положения исследования зафиксированы в двух работах Г. Хофштеде: «Последствия культуры» 1980 года и «Измерения национальных культур в пятидесяти странах и трех регионах» 1983 года. В рамках своего исследования Г. Хофштеде определил ряд критериев для изучения практики управления и ведения бизнеса в 64 странах. Данное исследование, которое известно в западной литературе как «исследование ИБМ», было основано на анкетировании 116 000 менеджеров , а также работников многонациональной корпорации в период с 1967 по 1973 годы. На основе результатов проведенного исследования были выделены пять групп критериев - «пять измерений Хофштеда» - дистанция власти, избежание неопределенности, индивидуализм- коллективизм, женственность-мужественность, долгосрочная-краткосрочная ориентация.

Таким образом, выводимые количественные индексы позволяют сопоставлять национальные культуры и объединять их в кластеры.

Первым критерием является дистанция власти (power distance) - показывает неравномерность распределения власти по оценке самого общества. Низкие значения данного критерия характеризуют демократичность общества, а также показывают, что люди обладают равными правами и ценят независимость. При высоких значениях делают вывод об иерархическом устройстве общества - в нем наблюдается централизация власти, а также поддерживают уважительное отношение к тем, кто обладает властью.

Второй критерий характеризует избежание неопределенности (uncertainty avoidance) - степень, с которой люди в обществе стремятся или нет к ситуациям с предопределенными и четкими правилами, причем это могут быть как формальные правила, так и быть основанными на традициях. Общества, в которых люди избегают ситуации неопределенности, будут характеризоваться [179] [180] [181] созданием упорядоченной системы. Вместе с тем, в данных обществах будет наблюдаться сопротивление переменам.

Третий критерий - индивидуализм-коллективизм (individualism-

collectivism) - демонстрирует социальные связи и отношения в обществе. Слабый характер связей будет демонстрировать замкнутость людей на себе, членах своей семьи. Сильные, развитые связи будут свидетельствовать о развитости групп и отношений между группами. В данном случае предполагается, что эти группы будут проявлять заботу о людях, требуя взамен лояльное отношение к установленным внутри группы нормам.

В рамках четвертого критерия - мужественность-женственность (masculinity-femininity) - анализируется ролевые функции, которые доминируют в обществе. К мужским ценностям традиционно относят настойчивость, самоуверенность, успех, стремление к поглощению финансовых ресурсов; к женским относят такие параметры, как стремление к равноправию, забота, комфорт. Таким образом общества можно условно разделить на мужественные, женственные и умеренные.

Пятый критерий - долгосрочная-краткосрочная ориентация (long-term/short- term orientation) - включает в себя оценку степени, с которой люди в обществе нацелены на будущие результаты, на развитие ситуации в будущем. На формирование данного критерия также оказывают влияние такие параметры как склонность к сбережениям, выполнение обязательств, особенности проводимой инвестиционной политики, а также сроки и масштаб стратегических целей. Стоит отметить, что данный критерий не включается в общие исследования страны или группы стран в связи с его более поздним, по сравнению с остальными критериями, введением в 1988 году. Пятый критерий сначала был назван «конфуцианский динамизм», так как ценности, отраженные в нем, обсуждались в работах Конфуция.

Таким образом, на основе предложенных критериев высчитывается значение индекса для каждой страны и для регионов. Как видно из Таблицы 10, большинство стран вписываются в предложенные кластеры, сформированные на основе схожих ценностных и поведенческих параметров. Так, высокий статус властных отношений характерен для стран Юго-Восточной Азии и Арабского мира, что можно объяснить установившимся в данных обществах традициями, которые продолжают оказывать большое влияние на поведенческие характеристики, в том числе при ведении бизнеса. Низкий статус характерен региону Австралии и Новой Зеландии, скандинавским странам и в целом европейским.

Критерий неопределенности характеризуется высокими значениями в Японии, Франции, Мексике, в то время как принятие неопределенности характерно таким странам, как Швеция, Великобритания, Китай. Высокая степень индивидуализма характерна США, Великобритании, Австралии и Новой Зеландии, в то время как коллективизм характерен странам Юго-Восточной Азии и Латинской Америки. В отношении России наблюдаются сложности в ее отнесении к какой-либо группе в силу ее многонациональности и разнородности.

Применительно к вышеуказанным критериям представляется интересным исследование , проведенное консультационной фирмой PriceWaterhouse совместно с английской школой бизнеса Cranfield, в ходе которого было подтверждено влияние критериев Г.

Хофштеде на проводимую политику управления. В частности, в результате анкетирования менеджмента фирм во Франции, Г ермании, Финляндии, Ирландии, Норвегии, Великобритании, Испании, Португалии и Нидерландов была выявлена зависимость между типом культуры и формами организации и оплаты труда - в случае низких показателей критерия «дистанция власти» уровень вознаграждения сотрудников в значительной мере связан с качеством их работы, что стимулирует высокие индивидуальные результаты и, как следствие, их участие в акционерном капитале; исходя из этого, в данных странах превалируют формы организаций с гибкими структурами.

Таким образом, подобные культурные сопоставления являются серьезным подспорьем для менеджеров и руководителей фирм и, особенно, [182] предполагающих формирование стратегический альянс. Каждое «измерение», введенное Г. Хофштеде, позволяет выявить особенности национальной и, соответственно, корпоративной культуры, а также предоставляет возможность учесть различия или сходства в проводимой политике или при формировании стратегии дальнейшего развития.

Таблица 10. Значения индексов по «измерениям» Г. Хофштеде.
Страна Дистанция

власти

Индивидуализм Мужественность Избежание

неопределенности

Россия 93 39 36 95
Япония 54 46 95 92
Франция 68 71 43 86
Великобритания 35 89 66 35
Германия 35 67 66 65
США 40 91 62 46
Норвегия 31 69 8 50
Швеция 31 71 5 29
Швейцария 34 68 70 58
Индия 77 48 56 40
Китай 80 20 66 30
Мексика 81 30 69 82
Г руппы стран
Юго-Восточная

Азия

75 21 46 48
Европейский Союз 47 65 53 67
Латинская

Америка

67 27 56 81
Арабский мир 80 38 52 68
Австралия и Новая Зеландия 29 85 60 50

Источник: составлено автором по186.

С целью более глубокого исследования фактора культуры и детального изучения принципов внутрифирменного поведения, а также для проведения международных сопоставлений практик бизнеса реализуется международный проект GLOBE - «Исследовательская программа по изучению глобального лидерства и эффективности организационного поведения». Исследовательская программа была запущена в 1991 году профессором Р. Хаусом из Уортонской [183] школы бизнеса. Первая работа, содержащая непосредственные результаты исследования была опубликована в 2004 году.

В рамках проекта GLOBE подтвердилось, что «характеристики и практика, которые выделяют одну культуру перед другой, позволяют предсказывать поведение организаций в этой культуре, параметры поведения и черты лидеров, которые наиболее часто проявляются в этой культуре и которые воспринимаются как приемлемые и эффективные в данной культуре» . Реализация проекта проходила в несколько этапов: в рамках первого этапа был разработан общий теоретический подход, а также выделение критериев и показателей для сопоставления культур; в рамках второго этапа проводилось анкетирование менеджмента стран, участвующих в проведении исследования.

На основе теоретических исследований и статистических данных в рамках проекта GLOBE было введено девять параметров, с помощью которых предлагалось оценивать национальные культуры:

- избежание неопределенности - приверженность социальным нормам и традициям с целью более точного предсказания будущих событий;

- ориентация на результаты - общественная или организационная мотивация своих членов к достижению высоких результатов;

- ориентация на будущее - стимулирование обществом или организацией построения планов на будущее, отложенных поощрений;

- настойчивость - характеризует такие качества у членов общества или организации, как упорство, агрессивность при достижении поставленных целей;

- институциональный коллективизм - стимулирование общества или организации осуществления коллективных действий;

- групповой коллективизм - проявление лояльности к семье или группе, забота о коллективных результатах;

- гендерное равенство - стремление к снижению ролевых различий между представителями разных полов; [184]

- гуманистическая ориентация - стимулирование обществом или организацией проявления людьми заботы, справедливости, альтруизма;

- дистанция власти - отношение представителей общества к неравномерному распределению власти.

Проведенный на основе данных критериев анализ выявил устойчивую зависимость показателей участвующих в проекте стран с параметрами общественного развития, публикуемыми в рамках отчетов ООН, Всемирного экономического форума, Всемирной Торговой Организацией и других международных и национальных организаций.

Формирование стратегических альянсов, также как и других форм межфирменных отношений, в значительной степени предопределяется сложившимися в национальной культуре особенностями ведения бизнеса. Данные особенности будут оказывать влияние как на возможность построения стратегического альянса, так и на форму его реализации и принципы деятельности. Тем не менее, существуют многочисленные примеры построения стратегических альянсов между фирмами из стран со значительными культурными особенностями, в частности Япония и Франция. Г ораздо большее воздействие, в настоящее время, на формирование, формы и принципы деятельности стратегических альянсов оказывает проводимая национальными правительствами и международными организациями политика.

2.3.3.

<< | >>

Еще по теме Фактор культуры в деятельности международных стратегических альянсов:

  1. ДМИТРИЕВА ДАРЬЯ МИХАЙЛОВНА. СТРАТЕГИЧЕСКИЕ АЛЬЯНСЫ КАК ФОРМА МЕЖДУНАРОДНОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА (на примере стратегического альянса Renault-Nissan-АвтоВАЗ). ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата экономических наук. СПбГУ., 2014
  2. Чернега Артем Андреевич. СОЦИАЛЬНОЕ КОНСТРУИРОВАНИЕ ТУРИСТИЧЕСКИХ ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОСТЕЙ КАК ФАКТОР РАЗВИТИЯ МАЛЫХ ГОРОДОВ РОССИИ. Диссертация на соискание ученой степени, 2016
  3. Пак Екатерина Максимовна. ЖАНРООБРАЗОВАНИЕ В СЕТЕВЫХ СМИ: ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЕ И ТВОРЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ. Диссертация, СПбГУ., 2014
  4. КАБЫЛИНСКИИ Борис Васильевич. КУЛЬТУР-ФИЛОСОФСКИЕ ОСНОВАНИЯ ЭПИСТЕМОЛОГИИ КОНФЛИКТА. Диссертация. СПбГУ., 2015
  5. Крамер Александр Юрьевич. КОНЦЕРТНЫЙ ЗАЛ В ЕВРОПЕЙСКОЙ И ОТЕЧЕСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата культурологи., 2015
  6. ШЕСТЕРИКОВА ОЛЬГА АВЕНИРОВНА. ТРАНСФОРМАЦИЯ МЕДИЦИНСКОГО ДИСКУРСА В СОВРЕМЕННОЙ ЕВРОПЕЙСКОЙ КУЛЬТУРЕ. Диссертация, СПбГУ., 2014
  7. Статья 8. Республика Беларусь признает приоритет общепризнанных принципов международного права и обеспечивает соответствие им законодательства.
  8. Извеков Аркадий Игоревич. ИНТРОЕКЦИЯ ПРОТИВОРЕЧИЙ КРИЗИСА КУЛЬТУРЫ В СТРУКТУРУ ЛИЧНОСТИ. Диссертация, 2015
  9. Векшина Наталия Михайловна. МИССИОНЕРСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ В СИБИРИ И НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX В. Диссертация. СПбГУ., 2014
  10. Статья 61. Каждый вправе в соответствии с международно-правовыми актами, ратифицированными Республикой Беларусь,
  11. Панкратова Лилия Сергеевна. ФОРМИРОВАНИЕ СЕКСУАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ МОЛОДЕЖИ В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ. Диссертация. СПбГУ,, 2015
  12. НЕВЕРОВ КИРИЛЛ АЛЕКСЕЕВИЧ. «ЛЕВЫЙ ПОВОРОТ» В ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКЕ И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА МЕЖДУНАРОДНЫЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ НА КОНТИНЕНТЕ. Диссертация, СПбГУ., 2015
  13. Кун Цяоюй. БОРЬБА С МЕЖДУНАРОДНЫМ ТЕРРОРИЗМОМ В СОВРЕМЕННОМ ПОЛИТИЧЕСКОМ И ПОЛИТОЛОГИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ РОССИИ, КНР И США. Диссертация, СПбГУ., 2014
  14. Статья 128. Компетенция, организация и порядок деятельности органов прокуратуры
  15. Статья 124. Компетенция, порядок создания и деятельности органов местного управления и
  16. Статья 131. Компетенция, организация и порядок деятельности Комитета государственного контроля
  17. Наймушина Анна Николаевна. Диффузия культуры как предмет социально-философского исследования (на примере диффузии Анимэ в России). Диссертация. ИГТУ им. М.Т. Калашникова, 2015
  18. Статья 34. Гражданам Республики Беларусь гарантируется право на получение, хранение и распространение полной, достоверной и своевременной информации о деятельности государственных органов,
  19. Жувакин Дмитрий Юрьевич. Роль и перспективы Российской Федерации на мировом рынке сжиженного природного газа. (Диссертация, МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ), 2014
  20. Волкова Алена Игоревна. МЕТОДИКА ДИАГНОСТИКИ И ПУТИ СНИЖЕНИЯ РИСКОВ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МАЛЫХ ИННОВАЦИОННЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ НАУЧНО-ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СФЕРЫ., 2013