<<
>>

Доверие как основа создания и функционирования стратегического альянса

Значительная часть научных работ в области стратегических альянсов посвящена механизмам их создания, принципам их дальнейшего функционирования, а также выявлению последствий их деятельности.

Но исследования[87] [88] демонстрируют, что успех альянса гораздо больше зависит от тех факторов, которые включают в себя присутствие такой характеристики, как доверие между партнерами, и меньше - от характеристик имущественных отношений. Изучению доверия отводится незначительное внимание, тем не менее оно способно оказать влияние не только на деятельность стратегического альянса, но даже на саму возможность его построения.

Согласно К. Эрроу, «в сущности, каждая коммерческая транзакция содержит в себе элемент доверия, особенно если она занимает определенный период времени» . Отношения продавца и покупателя, совместные предприятия, лицензионные и другие соглашения по НИОКР, стратегические альянсы и другие формы межфирменных партнерств предопределяют существенные транзакционные издержки (по поиску и изучению партнеров, заключение соглашений, обеспечение обязательств по контрактам). Закрепление формальных контрактов является необходимым при установлении принципов деятельности в рамках партнерства. Именно они могут обеспечить базис, на основе которого партнеры будут структурировать совместную деятельность на начальных этапах. Однако ситуации, когда подобные контракты будут самодостаточны, встречаются редко. В такой ситуации неформальные принципы, которые основаны на доверии, гораздо чаще проявляют себя в качестве мощного фактора, определяющего последующий вектор развития партнерства.

В научной литературе можно найти разнообразные определения понятия «доверие», которые фокусируются на конкретных аспектах отношений. Ф. Фукуяма, известный социолог, понимает доверие как «возникающее в рамках определенного сообщества ожидание того, что члены данного сообщества будут вести себя более или менее предсказуемо, нормально и честно, проявляя готовность к взаимопомощи в соответствии с общепризнанными нормами» .

О. Уильямсон характеризует доверие как «определенный уровень субъективной вероятности, с которой агент оценивает, что другой агент или группа агентов будут действовать определенным образом» . Дж. Барни и М. Хэнсен определяют доверие как «взаимную уверенность, что партнеры не будут использовать слабые стороны друг друга при взаимодействии, так как оппортунистическое поведение нарушит ценности, принципы и стандарты поведения, которые были определены при построении отношений»[89] [90] [91] [92]. Р. Майер, Дж. Дэвис и Ф. Скурман трактуют доверие как «готовность одного партнера быть уязвимым к действиям другого, основанная на ожидании, что другой партнер будет действовать определенным, важным для доверителя, образом, независимо от способности наблюдать или контролировать действия другого

91

партнера» .

В вышеизложенных определениях явно прослеживается несколько общих характеристик:

- доверие затрагивает понятие «неопределенность» в отношении будущего;

- доверие предполагает уязвимость, т.е. риск лишиться чего-то ценного (значение этой возможной потери от оппортунистического поведения существенно превышает ожидаемые выгоды от добросовестного поведения);

- доверие оказывается партнеру, поведение которого не контролируется другим партнером, таким образом, оба партнера оказывают только частичное влияние на общие итоги деятельности альянса.

Отмечают, что «доверие в условиях глобализации - одна из центральных проблем как национальных обществ, так и мирового сообщества в целом. Без доверия сложная и высоко дифференцированная мировая социальная система не сможет существовать»[93] [94] [95]. Вследствие этого категория «доверия» включалась ведущими экономистами в свои исследования уже со времен классической политэкономии.

Первым внимание к моральным аспектам рыночной экономики привлек в 1759 году А. Смит в своей первой книге «Теория нравственных чувств».

Согласно А. Смиту, доверие является «естественным чувством индивида ... его установка на доверие является базовой и преобладает над сомнением и подозрением» . Впоследствии, в течение длительного периода экономисты не обращались к социальным характеристикам экономических отношений,

94

акцентируя внимание на «механических» параметрах экономики.

Следующим шагом в развитии проблемы доверия стал «Капитал» К. Маркса, в котором пристальное внимание было привлечено к межклассовым отношениям и проблемам неравного распределения. Однако, в отличие от предшественников, К. Маркс утверждал[96], что в основе производственных отношений лежит отчуждение и конфликт, а «если и есть доверие труда капиталу, то это лишь в силу неразвитости классового сознания пролетариата, в силу идеологической пропаганды»[97]. Таким образом, в работах К. Маркса акцент смещался скорее к проблеме недоверия.

В рамках неоклассической школы доверие не входило в сферу интересов ее представителей. Человек воспринимался в качестве рационального субъекта экономических отношений, «руководствующегося в большей мере эгоистическими мотивами» . Доверие в данном случае представляется само собой разумеющимся элементом - в частности, А. Маршалл отмечал, что «современные методы торговли включают в себя вошедшие в привычку принципы доверия» . Несмотря на то, что впоследствии Дж. М. Кейнс в рамках своей работы и «приблизил человека экономической теории к реальному человеку»[98] [99] [100], он скорее рассматривал доверие исключительно в рамках отношений экономических агентов с государством.

Важным шагом в развитии проблемы доверия в экономической науке стало формирование теории неоинституциональной экономики. Ранее предполагалось, что рыночная система основана на полном исполнении партнерами обязательств. Однако в реальных экономических отношениях между субъектами всегда присутствуют ограниченная рациональность и оппортунистическое поведение - два понятия, ставшие одними из центральных положений новой теории.

Таким образом, именно в условиях неопределенности, ассиметричной и неполной информации проблема доверия занимает важное место в отношениях между экономическими агентами. В частности, О. Уильямсон отмечал, что «в ситуации рыночной сделки ее контрагенты не спешат открывать всю доступную им информацию, стараясь получить на этой основе одностороннее преимущество»[101]. В данном случае речь идет не о личностном доверии, а вводится категория «институционального доверия»[102] - возникающего в рамках отношений экономических агентов. Экономические агенты, делая выбор между двумя институтами - фирмой и рынком - имеют своей целью минимизацию издержек взаимодействия, при котором одна из основных ролей будет принадлежать доверию.

Таким образом, выявление роли доверия в отношениях партнеров при формировании стратегического альянса, который является промежуточной формой между рыночной трансакцией и фирмой, или в случае уже действующего партнерства является одной из ключевых задач. В научной литературе изучение доверия в качестве фактора, влияющего на выбор партнера и дальнейшее взаимодействие внутри стратегического альянса, проходило параллельно с изучением самого феномена стратегических альянсов. Однако в практику ведения бизнеса результаты проведенных исследований вошли только в последнее десятилетие. Руководители еще на стадии обсуждения возможного партнерства декларируют доверительность взаимоотношений как гарантию своих намерений.

Если обобщить выводы, обозначенные в зарубежных и отечественных работах, то можно выделить ряд основных характеристик, свидетельствующих о важности доверия при построении стратегического альянса. Во-первых, существование доверия уменьшает вероятность оппортунистического поведения со стороны партнеров. Оппортунизм предполагает, что поведение партнера мотивировано лишь преследованием личных интересов в ущерб другим членам альянса. Партнеры, в первую очередь преследующие достижение собственных целей, скрывают реальную мотивацию действий от остальных членов альянса.

Однако, когда отношения участников альянса имеют доверительный характер, вероятность того, что партнер скроет какую-то информацию, будет минимизирована. [103]

Во-вторых, доверие содействует улучшению качественных и количественных параметров коммерческих операций в рамках альянса, что можно объяснить открытым доступом партнеров к большой базе информации. Оптимизация параметров проводимых операций достигается за счет формирования общих производственных мощностей, разделения затрат на НИОКР, обмена опытом между работниками партнеров. Таким образом, доверительность отношений постепенно может явиться стимулом модификации схем будущих транзакций в сторону более оптимальной.

В-третьих, благодаря доверительности отношений партнеры могут иногда закрывать глаза на отсутствие некоторых документально закрепленных соглашений и детально согласованных условий, что позволяет снизить транзакционные издержки. В связи со сложностью, а иногда и невозможностью, получить полную и конкретную информацию (о цене, качественных характеристиках, рыночных условиях, вероятности изменения антимонопольных требований) партнеры вынуждены принимать решения в условиях неопределенности. В стратегических альянсах, в которых фирмы уверены друг в друге, соглашения и контракты могут быть конкретизированы именно в тот момент, когда будут известны все условия.

В-четвертых, доверие уменьшает вероятность конфликта благодаря наличию у участников альянса большего числа точек соприкосновения - если партнеры доверяют друг другу, они бросают все силы на обеспечение успешного функционирования альянса, что обеспечит им реализацию поставленных целей. Даже при возникновении разногласий партнеры, при наличии доверия, предпочтут решать их во внесудебном порядке.

В-пятых, доверие стимулирует более открытое взаимодействие при проведении исследований и разработок. У фирм в рамках стратегического альянса меньше оснований скрывать результаты деятельности по НИОКР, т. к. это будет только мешать нормальному функционированию альянса.

Итак, важность доверия при формировании и деятельности стратегического альянса несомненна. Не менее важным является определение предпосылок, служащих источниками межфирменного доверия и поддерживающих его достаточный уровень между партнерами. В первую очередь, предшествующий опыт отношений между партнерами наиболее тесно связан с их готовностью вкладывать ресурсы в развитие доверия и, как следствие, долгосрочного сотрудничества . Доверие, которое построено на опыте взаимодействия, является доказательством, объясняющим возможные рискованные шаги партнеров в их текущей деятельности, довольно часто выходящие за рамки традиционной деловой практики. Это означает, что фирма скорее вступит в альянс с партнером, который заранее зарекомендовал себя как надежного и добропорядочного. Подобный опыт снижает неопределенность в текущей деятельности альянса, а также влияет на способность фирм согласованно реагировать на внутренние проблемы и вызовы внешней среды.

Во-вторых, при отсутствии предшествующего опыта с предполагаемыми партнерами по альянсу, дальнейшим шагом может быть изучение их репутации. Согласно мировой практике руководители предпочитают осуществлять транзакции с фирмами с хорошо известной репутацией[104] [105]. Репутация важна при определении потенциала фирмы для предполагаемого альянса, т.к. она определяет то, как партнеры воспринимают друг друга, а также гарантирует, что дальнейшая деятельность фирмы будет основана на общепризнанных нормах и правилах.

В-третьих, в отношениях, предполагающих сложные схемы взаимодействия, особенно важно открытое и честное общение. Вербальное взаимодействие - это своеобразная конструкция, которая служит мостом между двумя фирмами. Подобное взаимодействие предстает не только в форме формального обмена товарами и услугами, проведения исследований, обучения сотрудников, но и в неформальном виде - как информационный трансфер между сотрудниками фирм-партнеров, способствующий реагированию на возникающие проблемы в постоянном режиме.

Возможности построения и принципы построения доверительных отношений имеют свою специфику в различных странах и сообществах. Эти особенности могут стать ключевыми, учитывая, что стратегическим альянсом двух фирм из различных стран могут управлять сотрудники, которые придерживаются различных поведенческих моделей. Так, например, Х. Торелли приходит к выводу[106], что в восточных культурах доверие - это, пожалуй, самый основной пункт в контракте, а иногда может и быть и единственным. Также исследователи отмечают[107], что азиатские фирмы предстают наиболее удобным партнером при построении долгосрочных отношений, таким образом, они формируют репутацию надежных участников такой формы партнерства, как стратегические альянсы. Американские фирмы стараются в практике ведения бизнеса избегать построения партнерств на основе доверительных отношений, так как у них очень сильна предубежденность по поводу возможности оппортунистического поведения участников альянса по отношению друг к другу. Если рассматривать европейские фирмы, то они занимают некую промежуточную позицию и принимают решение в отношении каждого потенциального партнера в каждом случае индивидуально.

Однако специфичность отношения к категории доверия в каждой стране не означает, что при взаимодействии сотрудников фирм можно говорить об увеличении или уменьшении степени доверия. Взаимоотношения между людьми - это сложный и многогранный процесс. И речь здесь идет только о налаживании каналов построения доверительных отношений, которые могут быть унифицированы для всех фирм, намеревающихся создавать стратегический альянс. Тем не менее, фирмам, уже вступившим в альянс, необходимо не только поддерживать то доверие, которое у них было при подписании соглашения, но и работать над повышением доверительности своих отношений в рамках стратегического альянса на каждом этапе его деятельности.

1.2.2.

<< | >>

Еще по теме Доверие как основа создания и функционирования стратегического альянса:

  1. ДМИТРИЕВА ДАРЬЯ МИХАЙЛОВНА. СТРАТЕГИЧЕСКИЕ АЛЬЯНСЫ КАК ФОРМА МЕЖДУНАРОДНОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА (на примере стратегического альянса Renault-Nissan-АвтоВАЗ). ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата экономических наук. СПбГУ., 2014
  2. Тройнина Татьяна Витальевна. Массмедиа и трансформирующаяся политическая система: особенности функционирования и взаимодействия (на примере ОАЭ). Диссертация, СПбГУ., 2014
  3. Статья 94. Полномочия Палаты представителей могут быть досрочно прекращены при отказе в доверии Правительству, выражении вотума недоверия Правительству либо двукратном отказе в даче согласия на назначение Премьер-министра.
  4. Исследование способов создания опорных нейтронных полей с различной формой энергетических спектров
  5. Статья 124. Компетенция, порядок создания и деятельности органов местного управления и
  6. Статья 59. Государство обязано принимать все доступные ему меры для создания внутреннего и международного порядка, необходимого для полного осуществления прав и свобод граждан Республики Беларусь, предусмотренных Конституцией.
  7. Фирун Константин Борисович. СОЗДАНИЕ РАСПРЕДЕЛЕННОЙ ВЫЧИСЛИТЕЛЬНОЙ СРЕДЫ НА БАЗЕ МОБИЛЬНЫХ УСТРОЙСТВ ДЛЯ РЕШЕНИЯ ЗАДАЧИ РАСПОЗНАВАНИЯ РЕЧИ И ГОЛОСА. Диссертация на соискание ученой степени кандидата технических наук. СПбГУ., 2015
  8. Карцева А.А.. МЕЖКУЛЬТУРНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ И ТУРИЗМ КАК МЕХАНИЗМЫ СОВРЕМЕННЫХ СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ ТРАНСФОРМАЦИЙ. Диссертация., 2015
  9. Статья 19. Символами Республики Беларусь как суверенного государства являются
  10. ЧЕЛЕНКОВА ИНЕССА ЮРЬЕВНА. КОРПОРАТИВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ КАК СИСТЕМА СОЦИАЛЬНЫХ ВЗАИМОДЕЙСТВИЙ. Диссертация, СПбГУ., 2014
  11. Чернега Артем Андреевич. СОЦИАЛЬНОЕ КОНСТРУИРОВАНИЕ ТУРИСТИЧЕСКИХ ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОСТЕЙ КАК ФАКТОР РАЗВИТИЯ МАЛЫХ ГОРОДОВ РОССИИ. Диссертация на соискание ученой степени, 2016
  12. 4.3.1 Теоретические основы предлагаемого метода
  13. РАЗДЕЛ І ОСНОВЫ КОНСТИТУЦИОННОГО СТРОЯ